Территория ИЗОЛЯЦИИ в Донецке остаётся захваченной. В данный момент фонд находится в Киеве.

ИНТЕРВЬЮ: Адам Волкер

Пожалуйста, опиши общую ситуацию, в которой находишься. Как ты и в каких обстоятельствах?

Адам: Ситуация плохая. Длительное недофинансирование и/или приватизация государственных служб в сумме с распространенной на протяжении последних нескольких лет идеологией, сосредоточенной на индивидуализме и приоритезации  “экономики” прежде всего другого объединялись со среднесрочным национально-брекситовским популизмом и краткосрочной банальной некомпетентностью и приоритезацией эффектной видимости вместо реальных результатов. 

Таким образом, по многим расчётам мы хуже всех в Европе справились с пандемией. Точные данные сложно получить, но в целом от Covid`а погибло более 50 000 людей, а скорее всего намного больше. Эти цифры  могут звучать на удивление абстрактно, но я лично знал нескольких умерших людей. Часто звучит аргумент про то, что это в любом случае были старые и больные люди, как будто этот факт делает их смерть менее значимой. 

Выражение "общее состояние здоровья" (на которое ссылаются, когда говорят о высокой смертности от ковида) стало биополитическим оправданием для отношения к жизни как к расходному материалу. Но это все не просто “люди, которые в любом случае умерли бы”. Шокирующие данные из авторитетных источников, которые я читал несколько недель назад, сообщают, что более 30 водителей автобусов умерли на тот момент, а сейчас их скорее всего больше. 30+ водителей автобусов только в этом городе.  

И эта статистика иногда подчеркивает кое-что, на мой взгляд, важное. То, что эта пандемия на самом деле ничего не изменила, а скорее сосредоточила и усилила внимание на том, что наше общество глубоко разделено и это усугубляется. Таким образом, слышимая группа образованных, зачастую белых, скорее всего владеющих недвижимостью людей требует окончания самоизоляции, чтоб запустить экономику, снова путешествовать, и тому подобное. 

Тогда как находясь в сложных жизненных условиях, работая таксистами, медсестрами в больницах, в супермаркетах и выполняя другие работы, не возможные в дистанционном формате, другая группа людей умирает в значительно больших пропорциях.

Этих ключевых работников с черной иронией называют героями, хотя они все равно остаются низкооплачеваемыми, недостаточно экипированными, незащищенными, а их жизнь считается расходным материалом. Структурные неравенства означают, что эта другая группа включает намного больше темнокожих людей и людей цвета, представителей рабочего класса, женщин и других угнетаемых групп, чем предыдущая. Их работа эксплуатируется в течении долгого времени, а сейчас - и откровенно их жизнь.

На личном домашнем уровне пандемия повлияла на меня значительно меньше, чем на многих других, хотя я особенно переживаю за мою дочь. Ей только исполнилось 3, она удивительно хорошо понимает ситуацию, но меня беспокоят долговременные последствия отсутствия возможности для нее взаимодействовать с другими людьми.

Какой проект ты разрабатывал во время резиденции в ИЗОЛЯЦИИ? Ты продолжаешь этот проект? Что с ним произошло? Как он развивается?

Адам: Моя резиденция была сфокусирована на исследовании, встречах с художниками и кураторами для обсуждения форм практик критического искусства и их отношения к политическому контексту. Много разговоров непрямым образом питали моё исследование и практику. 

Photo by Katherine Rattary for NEoN.

В особенности, недавно я разрабатывал монтажную мета-текстуальную работу в форме сценария, где перемежовываются отрывки текста (и становятся персонажами), некоторые из них отражают разговоры, которые состоялись во время резиденции. 

В частности я интервьюировал людей, привлеченных к разработке и демонстрации работы Хита Стейерла Башня, которую я впервые увидел в Киеве в VCRC во время предыдущего посещения и нахожу интересной. В эту мета-текстуальную работу вмонтированы некоторые сиюминутно записанные размышления об этих разговорах. 

Исключительно из любопытства во время резиденции я также посетил Межигорье.  

На основе этого единственного случайного посещения, мы с Вики Торнтон (с которой я сотрудничаю на регулярной основе) разработали новое произведение, сфокусированное на Межигорье, как на постоянно движущихся взаимно зависящих “играх” власти и соучастия. Позднее в 2019 году мы дважды возвращались в Киев для съемок и смонтировали из этого материала трейлер для гипотетического фильма про разработку выдуманной видео-игры.

Какие были полезные и/или приятные аспекты твоей резиденции в ИЗОЛЯЦИИ? Как резиденция поддержала/повлияла на твой проект/практику?

Адам: Это было прекрасной возможностью возобновить контакты с людьми. 

На данный момент я особенно интересуюсь идеями заботы. Конечно, очень здорово посещать новые места и открывать новые вещи, но я думаю, что есть что-то ключевое в том, чтоб держаться своего места, развивать более глубокие отношения, заботиться о вещах, о которых заботятся небезразличные тебе люди. В определенной мере у меня сейчас так с Киевом.  Я не особенно заинтересован во взаимодействии с предположительно объективной абстрактной идеей места, скорее в совместном осознании места, сформированного через субъективное восприятие. Это становится возможным через отношения и раскрывает больше нюансов с углублением в эти отношения. 

Можешь ли рассказать наиболее запомнившуюся историю из своей резиденции или любое интересное открытие, которое ты сделал?

Адам: Наверное это моя поездка в Межигорье. Я поехал в очень жаркий день посреди недели и там было фактически пусто. Небо было идеально голубым, и я блуждал по просторным пространствам со случайными храмами и пиратскими кораблями.  

Все лужайки были идеально (сверх)ухоженными и то и дело кто-то проносился на небольшом электро-велосипеде или на картинге, никто больше не ходил там пешком. 

Это было самое близкое ощущение к воплощению опыта пребывания в компьютерной игре, которое я когда-либо переживал. 

Как глобальная пандемия влияет на твою художественную практику/ профессиональную жизнь и проект, который ты разрабатывал в ИЗОЛЯЦИИ в частности?

Адам: Еще рано об этом говорить. На данный момент я совсем не создаю искусство, но мне удается довольно много писать. Я завершаю свою PhD, и ее тема кажется мне особенно актуальной в контексте структурных неравенств, на которых сфокусировала внимание пандемия.

Влияет ли эта ситуация на твои художественные взгляды и концептуальные или эстетические идеи, которые ты можешь выразить в своей практике? Как?

Адам: Снова таки, это не вполне ощущается как перелом. Моя практика в течение нескольких лет двигалась к более эфемерной нематериальности по причине экономического давления (аренда, материалы, хранение и т.д.). На протяжении некоторого времени я работаю с текстуальным, дигитальным и перформативным медиумами, и вся эта ситуация, похоже, проявляет некоторые послужившие тому причины.