Территория ИЗОЛЯЦИИ в Донецке остаётся захваченной. В данный момент фонд находится в Киеве.

История коллекции

Коллекция Изоляции появилась задолго до того, как была основана институция. Уже в 1990-е годы Люба Михайлова, создавшая Изоляцию в 2010 году, занималась поисками соцреалистической живописи на Донбассе. Знакомство с местной соцреалистической художественной традицией произошло практически случайно: Михайлова увидела подобную картину в офисе одной из местных шахт, где она обсуждала условия сотрудничества. Картина с изображением индустриального пейзажа осталась в офисе приватизированной шахты, некогда принадлежавшей государству, еще с советских времен, когда все предприятия по разнарядке сверху снабжались идеологически правильным искусством. Сотни тысяч административных зданий, столовых, актовых залов и даже цехов по всему Советскому Союзу были украшены полотнами, рассказывающими победоносную историю советского государства и обучающими советских людей правильным способам жизни. Многие из этих картин были написаны на общесоветские сюжеты, расспространявшиеся на всю страну. Однако также существовали локальные художественные традиции. Так, например, советские художники Донбасса развивали тему индустриального пейзажа, поэтизирующего сцены труда на фоне фабричных труб.

К середине 1990-х, когда Михайлова узнала о донбасской традиции соцреалистической живописи, большинство подобных картин воспринимались совершенно анахронично: их идеологическая состовляющая на тот момент затмила их эстетическую и историческую ценность. Такие картины воспринимались как идеологический мусор, не стоящий сохранения и тем более коллекционирования. Поиск подобных работ сложно было назвать коллекционированием – это был акт спасение полотен, часто собираемых по заброшенным заводским клубам, столовым и медпунктам Донбасса. За несколько лет подобных поисков Михайлова нашла 187 живописных и графических работ советского периода. Самые ранние работы коллекции датируются 1947 годом. Это портфолио офортов Виктора Мироненко, известного харьковского графика, который после окончания войны поехал на Донбасс засвидетельствовать восстановление индустрии. Наиболее поздние экземпляры локальной донбасской тематики принадлежат Владимиру Бауэру, донецкому художнику, который в 1980-х занимался так называемыми неофициальными художественными практиками (например, кубизмом), продолжая при это изображать индустриальный пейзаж – писать советские мотивы способами нехарактерными для соцреализма. Таким образом эта часть изоляционной коллекции состоит из работ, демонстрирующих зарождение, “высокий стиль”, а также трансформацию социалистического реализма.

К моменту создания Изоляции в 2010 году институция уже имела в своем распоряжении художественные работы, показывающие локальную художественную традицию. Основополагающий принцип Изоляции, site-specifiticy или разработка местного контекста, соответствовал характеру уже существующей коллекции. Все, что происходило в Изоляции в ее донецкий период, должно было создаваться совместно с местным населением и для местного населения. Этот же принцип лег в основну последующей работы с изоляционной коллекцией: институция приобретает только те работы, которые были созданы приглашенными художниками во время резиденций, выставок и иных коллабораций на территории Изоляции.

С 2010 по 2014 год  институция успела организовать три масштабных международных резиденции с украинскими и зарубежными художниками. Все художественные работы, созданные во время этих резиденций, были приобретены в изоляционную коллекцию. В этот список вошли работы украинцев Давида Чичкана, Владимира Кузнецова, Юрия Пикуля, Гамлета Зиньковского, APL315, участвовавших в резиденции Изоляция 2.0 в 2010 году; фотографии разных печатных техник, созданные во время резиденции 2011 – 2012 года Переменная облачность Ричардом Энсеттом (Великобритания), Нуно Баррозо (Португалия), Мариной Блэк (Канада), Марко Цитроном (Италия), Флавией Жункейрой (Бразилия), Наташей Павловской (Россия – Венгрия), Сашей Курмазом и Александром Стринадко (Украина); а также работы Пола Чейни (Великобритания), Элизы Флоренти и Марселя Тюрковски (Франция – Германия), Даниэля Мелона (Новая Зеландия – Польша), Луизы Нобреги (Бразилия) и Алексея Салманова (Украина), участвовавших в резиденции Турбореализм: прорыв в 2012 – 2013 годах.

Цай Гоцян, известный художник китайского происхождения, провевший несколько месяцев на территории Изоляции в 2011 году и создавший серию пороховых картин и инсталляций во время своего тесного сотрудничества с институцией, согласился разместить на постоянное пребывание крупномасштабную работу “Колыбельные”, состоящую из шахтерских вагонеток, наполненных предметами труда и быта шахтеров.

Ряд художественных работ, преимущественно украинских художников, были куплены по окончании выставок, проводившихся в Медпункте, изоляционном пространстве, выделенном для работы с начинающими украинскими художниками. Так Изоляция приобрела скульптуры Маши Куликовской, фото Алексея Салманова, фотографический перфомативный объект Жанны Кадыровой и текстильную скульптуру Любы Маликовой, участвовавших в выставке Гендер в Изоляции. 

В свой донецкий период кроме поддержки местной художественной сцены, Изоляции также приглашала международных художников для создания художественных работ в диалоге с местной средой и с учетом изоляционной истории. С 2010 по 2014 в Изоляции создали свои работы Кадер Аттия (Франция), Даниель Бурен (Франция), Леандро Эрлих (Аргентина), Моатаз Наср (Египет), Ханс Оп де Бек (Бельгия), Паскаль Мартин Таю (Камерун – Франция).

Подарки, а также покупки работ художников, которые в той или иной степени были задействованы в образовательные и социальные проекты институции, составляют отдельную категорию в коллекции. Сюда входят работы украинцев Павла Макова, Романа Минина, Гамлета Зиньковского, Ивана Семесюка, Жанны Кадыровой, а также Андрея Логинова (Беларусь – Германия), Александра Некрашевича (Беларусь), Эдуардо Срура (Бразилия), Чжан Хуана (Китай) и других.

К сожалению, большая часть коллекции была утеряна в результате военного захвата Изоляции про-российскими террористами, который произошел в июне 2014 года. В первый день захвата институция смогла эвакуировать часть своей коллекции, когда террористы позволили вынести с территории все то, что, по их мнению, не составляло художестенной ценности. Уже на следующий день ворота Изоляции были закрыты для членов команды. Более того, многие художественные работы, среди которых находились самые значительные и ценные произведения, не могли быть эвакуированы в принципе, так как они предтавляли собой инсталляции, вписанные в архитектуру и ландшафт самой территории. Среди утерянного - инсталяции и крупномасштабные объекты Даниеля Бурена (Франция), Цая Гоцяна (Китай), Леандро Эрлиха (Аргентина), Кадера Аттия (Франция), Паскаля Мартина Таю (Камерун-Франция), Любы Маликовой, Жанны Кадыровой, Гамлета Зиньковского (Украина) и других художников. В данным момент Изоляция составляет список утерянных произведений. Многие художники, работавшие с институцией, помогают Изоляции восполнить потери: они либо восстанавливают свои работы, либо предлагают новые взамен пропавшего. 

Изоляция сердечно благодарна всем креативным людям, с которыми она работала и которые стали частью изоляционной семьи, за то, что они так обогатили изоляционную программу своим присутсвием, знаниями, навыками и энтизиазмом и за то, что они не оставляют институцию во время испытаний, бескорыстно помогая восстановить утраченное.

Напоследок, потеря самого первого артефакта Изоляции, металического оленя, которого создал один из рабочих в 1955 и водрузил на верхушку террикона, прилегающего к территории институции, к сожалению невосполнима.

Двери Изоляции в Донецке остаются закрытыми.