Территория ИЗОЛЯЦИИ в Донецке остаётся захваченной. В данный момент фонд находится в Киеве.

<em>Присутствие отсутствия, или Теория катастрофы</em>

Присутствие отсутствия, или Теория катастрофы

19 мая 2016 г.—19 июня 2016 г.

19 мая 2016 года в 18:00 в фонде ИЗОЛЯЦИЯ открывается международная выставка Присутствие отсутствия, или Теория катастрофы (куратор Кэтрин Дрейк, США). Трое художников из Албании, Греции и Турции представят 16 видео-работ и две фотосерии, сопровождающиеся site-specific инсталляцией Петроса Эфстатиадиса. 21 мая в 13:00 состоится кураторская экскурсия по выставке.

Художники Леонард Килафи, Петрос Эфстатиадис и Али Казма родом из Албании, Греции и Турции — стран, которые в своё время входили в состав Османской империи, а в наши дни избрали совершенно разный политический курс. Охватывая различные территории Европы, Балкан и Ближнего Востока, эти страны отображают устойчивые тенденции к интеграции и дезинтеграции, выходящие за пределы искусственных политических конструктов, — реальность, которую сегодня ярко демонстрирует миграционный кризис в Европе и конфликты на Ближнем Востоке и в Украине.

Выставка резонирует с ситуацией в ИЗОЛЯЦИИ и Украине, имеющей длинную и сложную историю отношений с Османской империей, и где до сих пор проживает более 200 000 этнических греков. Фонд ИЗОЛЯЦИЯ, основанный Любовью Михайловой на территории бывшего завода изоляционных материалов в Донецке, был захвачен в 2014 году вооруженными представителями самопровозглашённой «Донецкой народной республики». Команда фонда была вынуждена покинуть Донецк и переехать в Киев, как и многие другие беженцы из Донбасса. Произведения искусства на территории фонда в Донецке были уничтожены как «аморальные»: такую культурную тактику применяют многочисленные режимы, стремящиеся установить гегемонию одной идентичности и исторического нарратива.

Особая «алхимия» места — это мощная смесь истории и завоеваний, культурной памяти и мифологии, политики и национальной идентичности, ландшафта и географии, где нарративы победителей вписываются в топографию в форме физических и эфемерных остатков. Посторонние элементы появляются на территории, остаются там на определённое время и постепенно становятся неотъемлемой частью культуры, а происхождение того или иного элемента забывается и уходит из коллективного сознания. Отсутствие также присутствует в людях, оторванных от своих домов, как об этом пишет поэт Махмуд Дервиш в стихотворении В присутствии отсутствия.

Перемещение людей приводит к ностальгии, а поток языка и культуры является рекой, которую невозможно остановить. Бурное прошлое народов всегда проступает сквозь трещины коллективного бессознательного, часто в форме экстремизма. Трое художников из трёх стран исследуют вещи, которые становятся частью нашей идентичности, вещи, которые мы забираем с собой, куда бы ни шли, и которые влекут к своим истокам, как бабочек к свету.

Леонард Килафи: Албанию сегодня определяет в большей степени то, что было, остатки прошлого — чем то, что есть сейчас. В своих видео и фото Килафи задокументировал постепенное изменение городского ландшафта Тираны, исследуя разбросанные свидетельства перемен, оставшиеся после свержения нескольких режимов, и размышляя о том, насколько память может быть ересью, а написанная история ненадёжна. Его критические и поэтические изображения — это размышления о памяти и времени как феноменологической алхимии, в которой субъект и среда смешиваются и превращаются в нераздельное эмоциональное единство. «Когда ты живёшь среди этого процесса, то в определённом смысле становишься его частью», - говорит Килафи.

Фотографии, снятые из окна квартиры художника в течение одного года, вошли в видео Жильё, созданное после уничтожения огромного парника и строительства на его месте массивных новых сооружений. Эти изображения отображают наше приглушенное психологическое восприятие окружающей среды, постепенно меняющееся, восприятие, при котором преобразования удаётся заметить только после длительного внимательного созерцания. На видео Шёпот и тени кадры экскаватора, работающего ночью, сопровождаются записью женщины, которая декламирует Политику Аристотеля. Неспешные движения ковша и успокаивающая мантра женщины превращаются в гипнотический балет, подчёркивая несоответствие современной реальности демократическому идеалу. Видео Песня гвоздя и Личное шоу передают траурную атмосферу руин; Сизиф показывает бесполезные попытки насекомого вскарабкаться на кирпичную стену. Также на выставке будут демонстрироваться 12 цветных фотографий из серии Недвижимость.

Петрос Эфстатиадис: Если Албания стремится к панацее капитализма, Греция является примером посткапиталистического развития, когда кризис приводит к появлению альтернативной экономики и возвращению к земле как источнику продуктов питания и модели коллективного сосуществования. Художник сотрудничает с жителями своего родного села в Македонии, Липаро (население 400 человек), где он создаёт фантастические фотографии и видео, полные бесстрастного юмора, которые показывают как упадок, так и возрождение, даже подготовленность к революции, но более всего — несущественность изменений политических режимов и катастрофических событий. Глобализация кажется мелочью рядом с извечными ценностями и ежедневным выживанием.

«Всё, что вам нужно, можно сделать из подручных предметов: помню, как я делал бомбы из банок из-под маминого спрея для волос», - говорит художник. Крестьяне в Липаро до сих пор говорят на турецко-славянском диалекте (давно запрещённом греческим правительством), распространённом на Балканах, где этнические разногласия между государствами испокон веков приводили к конфликтам.

Видео: Последний нормальный человек, Липаро, Καταφύγιο (Хранилище), Бриллианты, Дерьмо. На выставке также будут представлены фотографии из серий Lohos (Отряд) и Тюрьма, а также site-specific инсталляция художника.

Али Казма: Турецкий художник изображает человеческое существование как серию ритуальных актов веры, производства и сохранения перед лицом неизбежности того, что всё распадётся и однажды исчезнет. Так, его серия Препятствия показывает, как люди используют свои тела, чтобы противостоять конформизму, жизненным невзгодам и даже смерти. Школы и тюрьмы, составляющие «карцерный архипелаг» Мишеля Фуко, навязывают правительственную систему ценностей, и Казма описывает людей, которые приспосабливаются к жизни в этих учреждениях с помощью маленьких бунтов, в частности, проявлений индивидуальности. В Таксидермисте он фокусируется на музейной практике установления эксклюзивности за счет инклюзивности, когда для демонстрации эволюции в природе сохраняют образцы только определённых видов.

В школах рядом с портретами Ататюрка и лидеров Османской империи висят скелеты и чучела наших предков; дом художника наполнен портретами и ценными предметами, унаследованными от предков, — символами, которые создают для нас значение и идентичность. Все эти проявления свидетельствуют о врождённом, неутомимом и, в итоге, бесполезном стремлении человечества формировать и контролировать физическую среду. Эти видео показывают постоянные преобразования и конфликты, присущие этому опасному танцу, который является источником красоты жизни.

Видео: Дом, школа, Тюрьма, Таксидермист, Джинсовая фабрика и Клерк.


ДЕТАЛИ ВЫСТАВКИ

Куратор: Кэтрин Дрейк.

Художники: Леонард Килафи, Петрос Эфстатиадис, Али Казма.

Открытие:
19 мая 2016, 18:00 - 20:00.

Адрес:
Улица Набережно-Луговая 8, второй этаж.

Расписание:
19 мая – 19 июня 2016, 12:00 – 20:00, без выходных.

Видеоархив